Отец «Дакара». Если нет риска, то нет смысла проводить гонку


Главное имя в истории «Дакара»

«У меня не было с собой компаса и часов. Я провел два дня и две ночи в пустыне, и под солнцепеком, и при полном отсутствии тени был близок к тому, чтобы потерять рассудок. За это время я понял, что моя жизнь по сути ничего не стоит, и пообещал себе, что если выберусь, то сделаю так, чтобы мое существование приобрело смысл».

Именно так началась история главного ралли-рейда планеты «Дакар». В мире, пожалуй, нет ни одного другого столь масштабного автоспортивного соревнования, имя основателя которого знают все без исключения, ну или почти все. Просто потому что ни у одной из категорий не было конкретного идейного вдохновителя. У ралли-рейда «Дакара» он был, и звали этого человека Тьерри Сабин.

Гонщик и организатор

Тьерри Сабин родился 13 июня 1949 года в городке Нейи-сюр-Сен на окраине Парижа. Отец будущего основателя «Дакара» работал дантистом, а мама была довольно известным антикваром в столице Франции. Сам он, закончив школу, получил образование по маркетингу и рекламе. Правда, диплом особо не понадобился, поскольку уже в 1969 году Тьерри основательно увлекся гонками, причем как раллийными, так и кольцевыми.

За почти десять лет автоспортивной карьеры он выиграл в общей сложности 30 гонок на национальном уровне, в том числе в 1974-м стал чемпионом французской серии GT. Также Сабин выступал в престижном Ралли Тур де Франс, трижды выходил на старт «24 часов Ле-Мана». Надо признать, особых успехов на данном поприще он все-таки не добился. По-настоящему его талант раскрылся в организаторском деле.

Его первым проектом стала гонка на выносливость «Ле-Туке», которая вот уже более 40 лет каждый год собирает мотогонщиков со всего мира на песчаном берегу Ла-Манша.

«В организации гонок Тьерри видел все далеко вперед, – вспоминает Фредерик Харревин, близкий друг Сабина. – Именно он произвел революцию в эндуро, когда вдохновленный картиной Стива Маккуина «Вызов», придумал идею гонок на выносливость с масс-стартом участников, как в песчаных гонках в США. Никто не верил, что такая концепция сработает, но она существует по сей день».

Данный опыт пригодился Сабину через три года при организации первого «Дакара», но перед этим его ждало испытание пустыней, без которого, может быть, название столицы Сенегала никогда бы не ассоциировалось с автоспортом.

Потерявшийся в песках

Сейчас, когда эта история обросла легендами и упоминается каждый год при проведении «Дакара». Все выглядит героически и романтично. Да и что такое по современным меркам около 1000 километров между Алжиром и Ниццей, которые в начале 1977 года предстояло преодолеть участникам ралли-рейда? Но тогда все едва не закончилось трагедией.

«Когда Сабин услышал о гонке на побережье Африки, то сразу обратился к нам, своим друзьям, и сказал, что было бы здорово принять участие. Мы согласились, не раздумывая», – вспоминает Харревин.

Но когда караван достиг ливийской пустыни, Тьерри Сабин, выступавший на Yamaha XT 500, отбился от остальных участников и потерялся.

«Мы сформировали поисковую группу из десяти человек и были готовы выдвинуться, – продолжает Харревин – Но вмешался организатор гонки Жан-Клод Бертран, который сказал: «Сейчас я потерял одного идиота, но если отпущу вас, то завтра утром придется искать еще десятерых».

Два дня и две ночи Сабин провел в пустыне без еды и воды, с бесполезной в песках картой. Только на третий день к изможденному и истощенному гонщику пришла помощь.

«Тьерри хорошо понимал серьезность ситуации. Но как он рассказал потом, именно тогда он подумал: «Если я пройду через это испытание, то создам собственную гонку для своих друзей, в которой все будет по-моему». Слава Богу, он прошел через это», – дополнил Харревин.

Проект начался уже через несколько месяцев после возвращения Сабина во Францию. Никогда прежде в автоспорте не было столь масштабного соревнования – двухнедельная гонка на двух континентах со стартом в Париже и финишем в Дакаре, в самом сердце Африки.

«Вызов для тех, кто решился, мечта, для тех, кто остался», – именно под таким лозунгом Сабин говорил о своем детище.

«Он очень любил Африку и ее жителей, – вспоминает Сьюзан Фурне, вместе с которой Сабин жил последние четыре года и путешествовал на «Дакар». – Опыт, полученный в гонке «Алжир-Ницца», подтолкнул его к тому, чтобы помочь другим проверить пределы своих возможностей. Это была главная идея «Дакара». Большое приключение, дорога в неизвестность. Тогда не было ни навигаторов, ни телефонов, ни радиосвязи. Просто невероятно! Те, кто решался на подобное приключение, навсегда запоминали этот опыт».

Диктатор пустыни

Поиск финансирования потребовал от Сабина огромных усилий. Он стучался во все инстанции, раз за разом получал отказ и начинал все заново, пока в итоге не нашел инвесторов, одним из которых стала компания Oasis, специализировавшаяся на выпуске фруктовых соков!

Желающих отправиться в опасное приключение длиной 10 тысяч километров оказалось более чем достаточно – заявки подали 182 участника (90 мотоциклов и 92 машины).

26 декабря 1978 года на площади Трокадеро у подножия Эйфелевой башни отважные участники приняли первый в истории старт на «Дакаре». Впереди их ждали дороги во Франции, переезд на пароме по Средиземному морю в Африку и продолжение соревнования в Алжире, Нигере, Мали, Верхней Вольте (Буркина-Фасо в настоящее время) и Сенегале.

Лишь 74 участников добрались 14 января 1979 года до финиша на берегу Розового озера, в нескольких километрах к северу от Дакара. Символично, что первым к финишу пришел французский гонщик Сирил Неве, выступавший на таком же мотоцикле Yamaha XT 500, за рулем которого Тьерри Сабин потерялся в Алжире.

Таким образом, менее чем через год после задумки Сабина гонка «Париж-Дакар» стала реальностью.

Формат сложного, опасного, но безумно красивого приключения не оставил никого равнодушным, и с каждым следующим годом «Дакар» набирал все большую популярность. Интерес к участию проявляли даже такие автопроизводители, как BMW и Volkswagen, а среди желающих испытать себя на прочность были автоспортивные звезды того времени Жаки Икс, Клей Регаццони, Патрик Тамбэ, Анри Пескароло, Жак Лаффит. Что говорить, если даже люди, далекие от гонок, были готовы принять вызов, предлагаемый Сабином. Так, например, в 1982-м на «Дакаре» выступил Марк Тэтчер, сын премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер, который потерялся на три дня в пустыне. А в 1985-м на старт вышел будущий князь Монако Альбер II.

Пропорционально рос и интерес со стороны СМИ, заключались контракты на ТВ и радиотрансляции.

Но ключевую роль во всем этом действе продолжал играть Тьерри Сабин. Он лично принимал участие в поисковых операциях, решал все материально-технические проблемы, наставлял участников перед стартом каждого этапа.

«За десять минут до старта участники остаются в неведении, что их ждет, но точно знают, что я буду рядом, если они попадут в неприятности. Мы чувствуем связь между собой. Некоторые даже называют меня богом, и мне это нравится!» – говорил основатель «Дакара».

Впрочем, не все поддерживали авторитарный подход Сабина. Многие критиковали его за осознанное намерение сделать гонку еще более сложной, но ответ Тьерри был всегда одинаковым: «Если нет риска, то и нет смысла проводить гонку».

«Иногда, когда было страшно и впереди ждало неизведанное, некоторые участники действительно начинали его ненавидеть, – рассказывает Сьюзан Фурне. – Но одного его взгляда и дружеского хлопка по плечу хватало, чтобы человек собрался с духом и продолжал. Достаточно было посетить один утренний брифинг, чтобы понять, насколько огромным было его влияние. Стояла абсолютная тишина и говорил только он, рассказывая о маршруте».

К сожалению, именно бесстрашие и бескомпромиссность Сабина оборвали его жизнь очень рано, в 36 лет.

Черный день в истории «Дакара»

Ралли-рейд 1986 года с самого начала складывался тяжело. Огромное количество аварий и сходов привели к тому, что в СМИ начали появляться заявления наподобие «Бойня в дюнах». До сих пор той гонке принадлежит рекорд по количеству сошедших – из 486 стартовавших участников до финиша добрались лишь 100. То есть выбыли 80%!

На втором этапе, проходившем по маршруту Версаль – Сет, погиб японский мотогонщик Ясуо Канеко, столкнувшийся на лиазоне с дорожным автомобилем, водитель которого, как затем оказалось, был пьян. Эта смерть стала четвертой на «Дакаре» за восемь лет и первой с 1983 года.

Затем произошли два других серьезных инцидента – чешский гонщик, выступавший на грузовике Liaz, получил тяжелые травмы, навсегда оставшись парализованным ниже пояса. Еще больше не повезло французскому мотогонщику Жан-Мишелю Барону, он остался жив, но впал в кому, в которой провел всю оставшуюся жизнь – 24 года.

В общем, все шло не так…

14 января 1986 года участники прибывали на контрольный пункт с опозданием. Было уже около шести вечера, начинало смеркаться, поднялась песчаная буря.

Вертолет Сабина приземлился примерно за 20 км до финиша спецучастка, но затем поднялся снова, несмотря на нелетную погоду и опустившуюся темноту.

«Пилот вертолета Франсуа-Ксавье Банью раньше работал спасателем в горах и не знал пустыни, – вспоминает журналист Жан-Люк Рой, который должен был лететь в том злополучном вертолете с Сабином, но в последний момент передумал. – Подняться в воздух в таких условиях он решился бы только при чрезвычайных обстоятельствах, как, например, если бы одного из пассажиров укусила змея. Либо Тьерри просто устал ждать и приказал следовать на минимальной высоте за фарами машины. Он делал так много раз».

В качестве ориентира действительно выступила «Нива» под управлением француза Пьера Лартига.

Как затем рассказал Лартинг, Банью был против такого экстремального решения и предложил дождаться помощи с бивуака, чем вывел Сабина из себя. Вертолет все-таки поднялся в воздух и пролетел за машиной большую часть дистанции – около 14 км.

«Решение в целом было правильным, но по неизвестным причинам автомобиль резко затормозил и вертолет оказался впереди», – объясняет Рой.

Потеряв ориентир, вертолет, который летел на минимальной высоте, зацепил дюну, после чего в неуправляемом состоянии пролетел 150 метров и рухнул на землю. Все пять человек, находившиеся на борту, погибли мгновенно. Кроме Сабина и пилота в вертолете находились журналистка Натали Одент, радиоинженер французского радио RTL Жан-Поль Лефук и певец Даниэль Балавуан,

Трагическая новость облетела бивуак в Мали буквально через 20 минут после крушения вертолета, а на следующее утро об этом узнал весь мир.

«Дакар» без Тьерри Сабина

Спустя несколько месяцев после трагедии прах Тьерри Сабина был развеян в Тенере, районе пустыни на юге центральной части Сахары, где среди бескрайних песков растет дерево. Именно здесь располагается мемориальная табличка с инициалами основателя «Дакара».

«Он заставил меня дать обещание, что если с ним что-то случится, то я развею его прах в пустыне, которую он так любил, – рассказывает Сьюзан Фурне. – Во время реконесанса «Дакара» в 1983 году мы обнаружили в самом сердце Тенере дерево, которое росло там каким-то чудесным образом.

Вместе с его родителями мы решили, что это место станет его последним пристанищем».

Несмотря на все опасения, связанные с потерей лидера, «Дакар» не прекратил свое существование. Была продолжена даже финальная часть ралли-рейда 1986 года – такое решение было принято после совещания сподвижников Сабина и членов его семьи на следующий день после авиакатастрофы.

«Я разрывалась между горечью от потери и необходимостью сохранять разум ясным, чтобы решить, что делать дальше: остановить гонку или продолжать, – вспоминает Сьюзан. – Сотни участников ждали наше решение там, в песках. Вместе с Патриком Верду, компаньоном Тьерри, и представителями федерации мы пришли к выводу, что он поддержал бы дальнейшее проведение ралли».

Структура, построенная Сабином почти в одиночку за восемь лет, выдержала тяжелый и, казалось бы, непоправимый удар. Вплоть до 1994 года компанию-организатора «Дакара» T.S.O. (организация Тьерри Сабина) возглавлял Жильбер Сабин, его отец, вместе с Патриком Верду и Рене Метжем, а затем продал эксклюзивные права на проведение ралли-рейда Amaury Sport Organization.

-->